share-button thumb-up-button clear-button check-symbol menu-button searching-magnifying-glass expand-arrow moon plus-18-movie

Сводный брат выебал и обрюхатил сестру

Короче, последняя неделя шла из рук вон плохо. И, пожалуй, самое страшное, что могла придумать жизнь, — это идея лишить Коляна его апартаментов.

Нет, если честно, его комната в отцовской трёшке по-прежнему принадлежала Коляну. И в ней всё оставалось, как было. Из окна, например, всё так же можно было видеть двор школы №13. Сама школа уже много лет не работала, зато в ней каждый вечер работал техникум. А на переменах девчонки оравами ходили в тубзик. И из комнаты Коляна открывался неплохой вид внутрь этого небольшого, но такого щедрого на визуальные подарки помещения.

Остались и другие приметы комнаты Коляна. На стенах висели плакаты любимых рок-групп, в ящичках тумбочки лежали вещи, а под вещами — порнографические журналы. В одном из них даже имелась фотография голой Натальи Орейро. Не настоящей, конечно. Но девка там весьма похожая. Без одежды, во весь рост. И, если пофантазировать, то можно было представить, что это именно её интимную стрижку Колян созерцал по ночам с фонариком, а не письку какой-то никому не известной модели, которую никогда в жизни не найдёшь и не увидишь ни на какой другой фотографии, даже если захочешь.

Голая знаменитость — не просто раздетая баба, а нечто большее. Это как увидеть раздетую знакомую, соседку там по лестничной клетке, либо по парте в учебном заведении.

В общем, Колян для себя решил, что это — фотка Натальи Орейро. И дрочилось на неё потому наиболее приятно, эффектно и результативно. И результат, будьте уверены, получался действительно впечатляющий.

Так, ну, если всё было по-прежнему, то что же за беда приключилась с комнатой Коляна? Чем же он не был доволен?

Ох, друзья, рассказать — не поверите! Всё началось с того, что к Коляну подселили бабу. «Эй, — возмутится любой читатель и спросит: — Да что же в этом плохого? Это же замечательно!».

Вот и Колян сперва думал, что всё будет замечательно.

В общем, расклад такой. Отец уже давным-давно развёлся с матерью. Та уехала куда-то в Польшу или в Сербию, или ещё куда-то и связь с семьёй не поддерживала. Потом папа нашёл себе новую невесту. Не то Алину, не то Алёну, не то Елену. Коляну, признаться, было по барабану. Невест у отца за эти годы хватало с избытком, и запоминать каждую — ну, это незачем, лишняя информация.

Но прикол в том, что у Елены или Алёны имелась дочка возраста Коляна. Он даже мельком видел её на фотке, когда Алина (или как её там) показывала им с отцом фотки на телефоне.

Дочку звали Александрой. Причём никто и никогда не употреблял это имя сокращённо. Вот, хоть усрись, но она именно Александра, а не Саша, не Шурка, не что-то там подобное.

И, признаться, девка действительно тянула на величественную такую Александру. Её бы вышить на гобелене, да в замке повесить на всю стену, смотрелось бы выразительно. Короче, породистая внешность у этой девчонки. Вся она такая из себя аристократичная, изысканная: чёрные ровные волосы до жопы, зелёные глаза, пухлые губы и аккуратненький носик. Взгляд у Александры как у кошки. Задница — отпад.

Что касается всего остального, то Колян был бы рад описывать и фантазировать дальше, но правда в том, что фотография Александры не раскрывала всех деталей её фигуры. Да и видел Колян ту фотку от силы секунды три или четыре. Оттуда от смог запомнить общее впечатление от Александры и то, что на стене у неё есть картина с белым тигром, а у кровати находится гитара. Так что Сашка, ох, простите, Александра — ещё и музицирует, человек искусства, а не какая-то там шалашёвка с горы.

И вот отец, стало быть, внезапно решил жениться на Алёне-Лене и даже не поставил в известность Коляна. Просто однажды припёрся и сказал, мол, друг, собирайся. Свозил сперва в ЗАГС, попросил пофоткать церемонию из двух человек. Потом втроём сходили в ресторан, поели какие-то дорогущие салаты в порциях для гномов. И вот так у Коляна появилась мачеха, а с нею — и сводная сестра.

— А чё Александра-то не была на свадьбе? — поинтересовался Гена, друг Коляна, когда тот рассказал про свадьбу.

Колян, честно, сразу сам задался этим вопросом. А потом узнал, что Лена-Алина находится в разводе с бывшим мужем. И Александра живёт как раз таки с ним, а не с матерью. Так что, получается, они с Коляном друзья по несчастью. А ещё, к слову, сводные брат и сестра.

И, конечно, день этот настал. Наконец, дипломатические переговоры родителей Александры привели к решению, что она обязательно должна посетить новую семью матери. Назначили на четверг.

— Я, Гена, её обязательно должен буду притащить к нам в компанию. Со всеми познакомлю. Вы там немного приукрасьте мои качества, относитесь ко мне так, будто я крутой вообще парень. Ага?

— Да без бэ, братан. Будешь у нас лидером коллектива. С пацанами поговорю. Она сразу поймёт, кто тут авторитет главный.

— Ну вот, сводим её по местам самым красивым. На реку, например.

Гена засомневался. Он спросил о том, стоит ли пытаться впечатлить такую фифу рекой и вообще природой. Не лучше ли в ресторан?

Колян вспомнил ценники на салаты и твёрдо ответил, что ни в коем случае такой вариант не рассматривает. Меньше всего ему хотелось бы опозориться, не сумев расплатиться за какие бы экзотические кончелатосы, или как они там называются?

В итоге получился довольно поверхностный план о том, что с подругой этой надо будет погулять, чем-то удивить, произвести впечатление, а там, дома, по каким-то невероятным обстоятельствам, родители должны будут куда-то запропаститься. Обстоятельства эти Колян не придумал, но верил в силу импровизации.

И вот, когда они останутся вдвоём с Александрой, он таки разденет её до состояния Орейро с обложки журнала, и всё случится.

План казался идеальным. Не учёл Колян одного: Александре было на него реально насрать. Она приехала, вся такая охуенная и пиздатая, но общалась исключительно с мамой с алёнообразным именем.

В свободное время Александра либо дрыхла на раскладном кресле, либо уматывала гулять с какими-то своими друзьями. Оказалось, что у неё их вовсе не меньше, чем у Коляна, а то и больше. А он-то считал, будто король ситуации и хозяин города. А вот хуй там!

Да провернуть беседу в обычных обстоятельствах тоже не удавалось. Утром Александра игнорировала Коляна, а под вечер приходила выпившая, иногда — конкретно бухая, и валилась спать.

Время быстро пролетало.

Однажды Колян проснулся раньше Александры и посмотрел на неё, лежащую на раскладном кресле. Девушка частично раскрылась, и из-под одеяла выглядывали её длинные, сверкающие, полированные ножки. И, если проследить по ним вверх, то в конце этого приятного фетишиского путешествия ждала прекрасная награда — тонкая чёрная полоска выглядывающей наружу ткани.

О да! Колян впервые в жизни увидел трусики Александры. Да что там Александры! Это был первый случай в его жизни, когда он вообще вот так, напрямую, не мельком, смог рассматривать бельё девушки. Конечно, в школьные годы девкам задирали юбки. Но там вопрос секунды. А тут… Ну, в общем, любуйся, сколько хочешь.

Колян созерцал это великолепие, домысливая, насколько много ткани в этих трусиках, как много они закрывают на теле Александры и впиваются ли они в пизду.

Он сам был бы рад, чтобы, например, существовала реинкарнация, и Колян в следующем воплощении стал бы трусиками этой самой Александры. Жить, просто прикасаясь к её писичке, — это было бы восхитительно.

Но, что имеем, то имеем. Уже больше, чем было ещё вчера. Фигура у неё действительно отменная. А так как в доме все спали, Колян стал наглаживать член через трусы, наблюдая за Александрой. Он не хотел разбудить кого-то своим ускоряющимся дыханием, но понимал, что возбуждается всё сильнее. Приходилось делать перерывы.

Ещё было важно вовремя остановиться. Колян совсем не намеревался кончить сейчас, потому что пробраться мимо всех в ванну — дело рискованное, а вытереться прямо на месте было бы просто нечем. В довесок ко всему телефон лежал далеко на зарядке, так что не получилось бы сфоткать Александру, не разбудив подъёмом.

Рисковать Колян не хотел. Так что вознамерился зафиксировать её шикарный облик в памяти. Сфотографировать в свой внутренний архив самых прекрасных интимных наблюдений.

Но тут Александра зашевелились, напугав Коляна, но не проснулась, а сделала нечто другое неприятное — накрыла выглядывавшие трусики.

О нет! Хуй только успел раздуться максимально, и тут такой облом!

Однако одеяло быстро съехало с попки Александры, обнажив её упругие ягодицы. О да! Да! Ножки у девушки настолько тонкие, что между ними можно даже увидеть ластовицу стрингов, последнюю преграду до самого интимного места этой девочки.

Конечно, место это особенно укрывалось тенью, но, если присмотреться и привыкнуть зрением, то можно в некоторой степени дофантазировать очертания письки за полоской ткани.

Но Колян хотел больше. В его распоряжении имелась целая голая попка Александры, однако он мечтал, чтобы утреннее солнце осветило промежность девушки, открыв эту сокровенную область для его сходящего с ума взора.

Колян, кстати, уже извлёк член из трусов и принялся вовсю водить шкуркой по головке. Когда ещё он сможет вот так подрочить на живого человека? Да ещё не на какого-то там случайного человека, а на саму Александру! Это довольно сложно было бы реализовать. А тут — халява.

Снова перевернувшись, Александра развела ножки, и сердце Коляна застучало так громко, что могло перебудить весь дом.

Он увидел полностью освещённую, открытую взору, впившуюся в киску полоску ткани между ножками Александры. Одна долька письки чуть выглядывала наружу из-под стрингов. Вне сомнения — это был самый яркий интимный эпизод в жизни Коляна.

В глазах аж помутнело от количества гормон, ударивших в голову. Он разглядывал девушку, напоминая себе, как бывало круто просто заглянуть под юбку. А тут — а тут нечто просто невероятное. Гораздо пизже простого взгляда под юбку! Настоящее интимное путешествие в тайное, личное, интимное пространство девушки. В место, которое, возможно, она не показывала вообще никому в своей жизни.

Присмотревшись, можно было даже различить несколько волосков, покрывавших половые губы Александры. Это несколько не соответствовало представлениям Коляна об идеальных девушках. Он-то подозревал, что все девчонки модельной внешности бреются наголо. Но, с другой стороны, если подумать, для него это было особым откровением, экзотикой. Да и само по себе радовало разнообразие всего того, что скрывали женские трусики по всему миру.

Он принялся наяривать особенно отчаянно, уже даже не стесняясь дыхания, потому что понял, что перешёл в мастурбации ту грань, за которой уже не дать заднюю. Всё нутро жаждало кончить, поставить белую печать на этом образе, закрепить его в воспоминании, как ситуацию, на которую удалось-таки излить семя. Своего рода пометить, выйти из неё победителем.

Колян ускорялся, ощущая приближение пика оргазма. И даже уже решил, что утрётся наволочкой, если уж такое дело. Было бы, конечно, здорово обкончать Александру, но для этого её бы потребовалось напоить каким-то снотворным, а не вот так вот, как это происходило сейчас.

Да и не соображал Колян в снотворных. Да и не до них ему сейчас было. Все его сознание заняла полоска чёрных трусиков и несколько волосков, покрывающих обнажившуюся частичку нежной писички Александры.

И тут — капец — у девушки зазвонил будильник.

Колян резко всунул член в трусы, зажал рукой и зажмурился, чтобы его не спалили за тем, что он уставился на спящую Александру, которая уже ворочалась, пытаясь нащупать трезвонящий телефон.

Но член принялся предательски пульсировать, не желая прерывать удовольствие. Внутри всё защекотало и двинулось наружу. Подавляя сбивчивое дыхание и сумасшедшее сердцебиение, Колян сильнее сжал член пальцами, но испытал от этого ещё большее наслаждении, отчего сперма хлынула наружу и принялась выплёскиваться в трусы в полную силу.

Тут Колян уже перестал противиться и дал себе не то, что обкончать, а просто заполнить всё пространство вокруг себя необъятным количеством семени, слушая, как неподалёку возится проснувшаяся Александра.

Он даже позволил себе раскрыть глаза и проводить взглядом её попку, когда девушка встала и направилась в душ.

Себе Колян пообещал, что в следующую ночь он спать не будет, чтобы повторить то, что произошло сегодня утром, а ещё и сфотографировать Александру. Ох, хоть бы она снова раскрылась!

Друзьям, конечно, он не стал рассказывать ничего из произошедшего. Как-то стыдно было это. Да и, признаться, довольно мелкое событие. Ну, подрочил — и что? Кто этим не занимается.

Только Гене он признался, что видел немного оголённого тела Александры с утра. И тот посоветовал заблаговременно зарядить телефон, чтобы в следующий раз точно пофоткать девушку себе на память. Плюс поделиться с Геной, конечно же.

И совет этот, безусловно, мудрый.

Гулять весь последующий день Коляну не хотелось. Он предпочёл вернуться домой пораньше и застал родителей, собиравших вещи.

— А вы чего это?

— А, Коля, — заметил его отец. — Мы с Алёной собираемся поехать на море в домики на пару суток. Ты остаёшься за главного. Справишься?

— А Александра?

— Ну, я думаю, вы с нею найдёте общий язык, верно? Всё же вы теперь брат и сестра. Так что смотри, не обижай её. Ты же старший.

Неожиданный поворот событий требовал осмысления, а осмыслять Колян не был готов. Получалось, что они с Александрой остаются вдвоём. Может, какой-то казанова извлёк бы из этого положения массу выгод, но проблема в том, что они с нею даже не здороваются. Просто этакая мебель друг для друга. И чего тут ожидать? Каких перемен?

Но зато есть масса других возможностей.

Дождавшись, когда родители уедут, Колян рванул к сумке Александры и стал разбирать вещи. Он точно знал, что хочет найти, — бельё. Вряд ли девушка, приехавшая всего на недельку, складывает ношенные шмотки в общую стирку. Скорее всего, она предусмотрит для них отдельный пакетик, увезёт домой и уже там постирает. По крайней мере, это самое логичное поведение. Колян бы на её месте сделал бы так же.

К разбору сумки он подошёл так же ответственно, как к разминированию бомбы. Он точно не знал, можно ли разминировать бомбу, либо бомбу надо разбомбливать, но сейчас его мало интересовали эти лексические проблемы. Важно было другое — сохранить внутри сумочки впечатление нетронутости. Сложить всё так же, как оно лежало до мужского вмешательства в эту первозданную женскую дисгармонию.

Вооружившись телефоном, Колян делал фотку каждой стадии, откладывая предмет за предметом. В основном это была одежда, пропахшая вкусными цветочными духами. Но это не та одежда, которую искал Колян.

Наконец, показались цветастые верёвочки. Да-да — верёвочки от белья. Ему попались стринги Александры. С большим удовольствием Колян, сделав фотки, распутал первое розовое кружевное сокровище и положил перед собой на пол.

Ему стало страшно, что сейчас появится Александра и застанет за этим извращенским шмоном. С другой стороны, до сих пор Александра всегда стучала в дверь. Ключей от дома ей не давали. Если только сегодня ничего не изменилось в связи с отъездом родителей, то можно быть относительно спокойным за своим занятием.

Короче, никаких гарантий у Коляна не было. Однако остановиться он не мог.

Он обнаружил, что все трусики у Александры чистенькие. Нет никаких подтёков, пятен, потемнений. Однако запах присутствовал. Он немного походил на интимный запах его гениталий, но в целом был другим. Более выраженным и более манящим. Коляна это удивило. Он предполагал, что девушки пахнут не так сильно, как парни. А оказывается — вон оно как на самом деле.

Он попытался уложить это открытие в голове. И, кажется, смирился с ним.

Затем Колян перенюхал всё бельё девушки, перефоткал его, обцеловал и облизал. Он даже решил зайти дальше и повозюкал хуём по чистеньким трусикам Александры. Когда она их наденет, это будет как бы интимное соприкосновение его члена и её пизды. Пусть оно будет опосредованным, но всё же оно произойдёт. И эта мысль очень возбудила Коляна.

Он выбрал красивые беленькие стринги Александры, обернул вокруг члена и принялся дрочить ими. Сделал всё так, чтобы головка упиралась в ткань, туда же, где должен был прилегать клитор Александры. Теперь эти трусики точно будут пахнуть Коляном.

И тут же в воображении возникали шокирующие картинки, в которых Александра по запаху распознаёт его и сразу догадывается, что случилось. Он также представлял себе, как открывается дверь, входит Александра, за ней пара её друзей, отец и его новая жена. И все видят, как Колян спускает в трусики Александры.

Да и хрен с ним! Он уже настолько возбудился, что ему казалось, что иначе в жизни и быть не может. Все окружающие должны понять, что мужик вот так просто не пройдёт мимо женских трусиков. Возможно, это извращение и далеко не норма. Но что должен выбирать человек — следовать нормам себе в несчастье, либо прислушиваться к собственным позывам и быть от этого в состоянии воодушевления?

Колян выбрал второе, так что устроил себе дрочку всем ассортиментом белья, представленным в сумке Александры. Какие бы трусики она ни предпочла надеть, она в любом случае примет на себя немного Коляна.

В голове возник настойчивый вопрос: а она точно не забеременеет от такого?

Слышать приходилось разное. Например, что сперматозоиды живут сутки, что они сохраняются даже в белье, что можно забеременеть, надев чужую вещь. Всё это казалось выдумкой, но в то же время рисковать не хотелось.

Главное — не кончать на трусики Александры. Слишком она чистоплотная, чтобы не заподозрить чужое вмешательство в её бельевую историю при виде подозрительного пятна.

В какой-то момент Коляну стало страшно продолжать. Приближалось время возвращения Александры домой, и он всерьёз забеспокоился, что она действительно застанет его за изнасилованием своих трусов.

Поэтому Колян уложил всё так, как лежало на его снимках.

Справедливости ради надо признать, что он не отстал так просто от этой сумочки. Колян возвращался к ней ещё дважды. Вынимал самые доступные из трусиков и нюхал. Он знал, что другой возможности для этого не представится. Так что пытался извлечь максимум из случившегося.

Промелькнула даже шальная мысль забрать себе одни трусики из всего этого богатства на память. Но это было слишком палевно. А палиться — это явно ему не нужно. Поэтому Колян всё же предпочёл не переходить рамки безопасной мастурбации и не падать до похищения трусиков сводной сестры.

Зато ему пришла в голову новая идея. Можно было бы спрятать телефон в ванной. Напротив самой ванной, либо напротив унитаза. В любом случае гостья сходит либо помыться, либо пописять. И тогда у Коляна появится охуительный материал для дрочки. Он даже представил себе, как Александра заходит, запирается, послушно снимает трусики — для него, для Коляна, чтобы он мог в любой момент наслаждаться этим незапланированным стриптизом.

Как велико искушение заглянуть в её интимную жизнь.

Правда, озадачиться этим следовало раньше. Была масса организационных сложностей. Память в телефоне, заряд, куда спрятать, вдруг позвонят и т.д. Короче, шанс на что-то такое Колян проебал. Хотя фантазия ему нравилась.

Впрочем, он считал, что сегодня ещё урвёт немало приятных эмоций от общения со сводной сестрой.

Наконец, в дверь позвонили. Это вернулась Александра.

Колян открыл дверь и почувствовал себя очень сильно виноватым. У него возникло ощущение, будто в сумке Александра предусмотрела какую-то известную только девчонкам сигнализацию, так что уже давно в курсе о его сексуальных потугах на изнасилование её гардероба.

Конечно, это всё абсурд абсурдом, но страхи оказались очень уж настойчивыми.

В то же время Колян чувствовал некоторое превосходство над Александрой. И он имел целых три объяснения того, почему он такой крутой самец.

Во-первых, она уже не представляла для него какой-то особой тайны. Колян видел краешек её писечки, а потому был без двух шагов от положения человека, который узрел её голой. А это о-го-го преимущество! Девки себе огромную цену набивают, прежде чем позволят мужику заглянуть к себе под юбку. А тут Колян получил практически всё без особых усилий.

Во-вторых, он имел много бонусов сверх утреннего вуайризма. Он знал, какое примерно бельё может быть на Александре, представлял, как пахнет её писька и ему предстояло опосредованным образом прикоснуться к её пизде. А это вообще — как в космос полететь! Это пиздецки круто.

Ну и, в-третьих, сейчас он остался, как сказал папа, за главного. Это территория Коляна, а Александра опять припёрлась пьяная, пошатывается. Отводит стеснённо глаза в сторону. Кажется, она утратила немного своей крутости в связи с тем, что дом покинула её мама.

— Проходи, — подвинулся Колян. Конечно, можно было вообще ничего не говорить. Она бы и так прошла. Но эта фраза имела огромное значение. Это первый раз, когда он с нею заговорил, да ещё, к тому же, это какой-никакой, а приказ.

Девушка покорно прошла, не проронив ни слова. Она носила довольно стильную уличную одежду, красивые курточку и обтягивающие штанишки. И попка у неё, как уже отмечал Колян, была очень сексуальной.

Вероятно, Александра следила за собой в спортивном плане. Может, куда-то ходила, может, занималась дома. Но она очень крута. Пожалуй, Колян позволил бы ей жить целый год в своей комнате, если бы хоть раз за этот срок мог бы прикоснуться к этой попке хотя бы через мягкую ткань штанишек.

Правда, Александру вряд ли интересовала возможность аренды жилплощади у Коляна. Всё, что ей хотелось, это поскорее рухнуть в постель, поскольку накидалась девчонка намного сильнее, чем в предыдущие свои гуляния.

Она взяла сумочку и удалилась с нею в душ.

Колян тем временем снова пожалел, что не расположил там камеру. В таком состоянии сводная сестра уж точно бы не заметила ничего, будь там хоть целая съёмочная группа.

Он посидел на кухне, как в ближайшем к ванне помещении, подслушивая, что же именно происходит в ванной. Он намеревался услышать какой-то специфичный женский звук, который бы выдал нечто интимное, происходящее за дверью. Например, Александра могла бы решить подрочить по пьяни и сексуально вздохнула бы. Либо она бы могла брить свою киску, и это чиркающее движение, огибающее её половые губы, прозвучало бы в воздухе. Либо, наконец, она могла бы пойти пописять, и Колян бы услышал её струйку, вытекающую из самой заветной, самой сокровенной щели на свете. Этакий родник, имевший самое интимное происхождение.

Пока Колян фантазировал, Александра завершила водные процедуры. Так что единственное, что он умудрился услышать, — это как девушка орудует полотенцем. Ему оставалось лишь попытаться насладиться мыслью о том, что в один из моментов она протирает свою киску, в другой — попку, гладит упругие сиськи, щекоча сосочки.

Но это совсем не то, чего так жаждал Колян. Его хуй уже заметно отвердел и жаждал проникновения. Вот только как реализовать нечто подобное, Колян даже не представлял.

Девушка вышла из душа в короткой футболочке и, ударяясь о стены, пошатываясь, отправилась в комнату Коляна.

Он решил проследовать за нею — чисто ради того, чтобы удостовериться, что Александра по дорогое не убьётся о какое-либо препятствие.

Тем временем она нагнулась над своим спальным местом и пыталась расправить простынь. Увы, для Александры, ей это не удавалось. Зато удавалось порадовать Коляна видом своей очаровательной попки, в которой утопали алые трусики-шортики.

Её попка расположилась как раз напротив члена Коляна, так что можно было фантазировать, что Александра загнулась раком для того, чтобы свободный брат вогнал ей хуй в пизду или в жопу.

Самое забавное и обидное во всём этом — это то, что физиологически сексуальный акт между ними возможен. У Коляна есть хуй, у неё есть пизда. Они одного возраста и находятся в гарантированном ночном уединении. А секс, как ни крути, доставляет удовольствие представителям обоих полов. Короче, ровным счётом ничего не мешает прямо сейчас взять и потрахаться в своё удовольствие.

И никто бы не узнал. Колян бы, даже если бы такого было требование, не сказал бы даже Гене. Хотя нет, Гене он всё-таки сказал бы в любом случае. Это же так важно — сообщить хоть кому-то, что ты выебал самую красивую девушку из всех, что когда-либо встречал в своей жизни.

А та всё продолжала мучиться в борьбе со спальным комплектом. Он никак не хотел укладываться ровно руками пьяной девушки. Комкался, сворачивался, заминался, короче, протестовал всеми силами. Это могло продолжаться ещё долго, если не вмешаться в происходящее.

Собравшись с решимостью, Колян присоединился к Александре и, перехватывая наволочку, сказал:

— Дай-ка помогу.

Она послушалась, хотя вряд ли вообще что-то соображала сейчас.

За это короткое действие Колян заимел одну приятную награду — девушка невзначай чуть прислонилась к нему бедром.

В таких случаях говорят, что тебя будто пробивает током. Но ничего подобного! Коляна будто молнией шарахнуло! Он испытал огромнейшее удовольствие от соприкосновения с её напряжённой мышцей.

Колян довольно быстро расстелил постель, сам размышляя о том, что на ней проводила ночи прекрасная Александра. А вот самой Александре на сей раз было явно похер, где проводить ночи, поскольку она, пока её рыцарь занимался ложем, переместилась на его спальное место, укрылась и закрыла глаза.

Хорошо, хоть бельё там уже другое, а не то, на которое Колян накончал.

Но он посчитал странным, если родители утром застанут их в кроватях друг друга. Поэтому Колян попытался растормошить сводную сестру. Он прикоснулся к её плечу и потряс, но она не отреагировала.

Тогда он затряс её сильнее. Попробовал покачать за бедро, но и это не сработало. Александра отрубилась надёжно, намертво.

— Александра! Слышишь? Я всё равно буду спать в своей кровати, нравится тебе это или нет!

Она не возражала. Александра вообще не выражала никаких эмоций, а тупо спала.

Тогда Колян выключил свет, разделся до трусов и лёг позади неё. Сердце стучало от паники. Что же будет, если она застанет его рядом?

Для себя он решил, что ничего не будет страшного. Он скажет, что она сама пришла к нему в постель. Не смогла, видимо, расстелить свою, и прыгнула сюда. А он-то причём? Где лежал, там и лежит. Не он же в чужую кровать забрался, правильно?

Ну, сработало бы это только в том случае, если бы Александра на утро не помнила часть событий. А ведь могла бы и помнить. Тогда можно смотаться из постели раньше, чем она пробудится. В общем, вариантов полно. Но ближайший час Колян решил посвятить своему удовлетворению. Заслужил же!

Он осторожно положил руку на бок Александры. Точнее, начал с подушечки пальца. В члене ёкнуло. Всё напружинилось, готовое тут же вогнать в эту красотку по самые яйца. Но секс — это чересчур. Тут бы получить несколько секунд облапывания.

Колян в течение минуты медленно приземлял ладошку на тёплую кожу бедра Александры, вдыхая запахи её коктейльного перегара. Затем ладошка поехала вниз, по трусикам, на попку.

Поразительно, до какой степени человек может отрубиться! Колян даже попытался действовать пожёстче, но и это никак не повлияло на ощущения Александры. Она позволяла делать с собой всё, что угодно, лишь бы её не будили.

Пальцы съехали до ложбинки, где шортики уходили в попку девушки. Они проникли в разрез и нащупали там продолжение тонкой полосочки ткани, тянущейся вдоль письки.

Очень осторожно, словно сапёр, боящийся совершить ошибку, Колян принялся водить пальцем по этой области, сходя с ума от мысли, что под этой полосочкой ткани находится пизда Александры.

Он практически лапает её за пизду, ту самую, недоступную Александру. Это ведь круто! Кто бы мог вообразить нечто подобное ещё несколько дней назад? Однако же всё реально!

А почему тогда не может быть реально потрогать её пизду напрямую? Без всяких преград. Мешкать некогда. Другого такого шанса в жизни Коляна уже может не быть никогда.

Но беспалевно снять со спящей девушки шортики, а потом ещё надеть обратно — это довольно сложное приключение. Однако Коляну в голову всё же пришла замечательная идея. Он попытался забраться сбоку полоски ткани, которая скрывала пизду, и подковырнуть её. Действовал он медленно, аккуратно, стараясь не тянуть кожу и совершать дерзких движений.

Колян отвоёвывал миллиметр за миллиметром и, наконец, ощутил, что его палец оказался не над, а под трусиками. Температура внутри оказалась значительно выше, чем снаружи. Пизда источала реальный жар. И Колян нащупал те самые волоски, на которые он обратил внимание, когда созерцал Александру сегодняшним утром. Они оказались мягкими и короткими. Ощупывание их принесло Коляну необычные ощущения, ведь никогда прежде он не трогал ничего, похожего на женскую письку.

Колян резко всунул под трусики ещё пару пальцев и перекинул полоску ткани на ягодицу Александры.

Теперь она лежала с обнажённой пиздой, готовая принять любые формы надругательства, которые бы решил совершить Колян. А он начал с простого — прошёлся рукой по её киске, стараясь ощупать степень её лохматости. Надо признать, что хотя пизда и была небритой, её несправедливо было бы называть лохматой или заросшей. Короткие, аккуратно постриженные волосики никак не мешали прощупывать нежную кожу половых губ, а спереди Александра ровняла причёску в аккуратный треугольник.

В этом исследовании тела спящей заключалось некое некрофильское наслаждение. И Колян с удивлением для себя обнаружил, что от этой странности происходящее заводит его ещё сильнее обычного.

Он пробрался между долек киски и проскользил по её нарастающей влажности к той самой дырочке. Она оказалась в полном распоряжении Коляна.

Интересно, девственница ли Александра?

Нужно было проверить, но очень осторожно. Колян проник в эту тёплую влажность пальцем на одну фалангу, потом на две, но не ощутил никаких преград. Киска туго плямкала от его движений, готовая принять в себя нечто большее, чем просто палец.

Колян просунул внутрь ещё один, и они с трудом, но всё же задвигались внутри Александры. Неприступная красотка теперь практически завоёвана.

Достав из неё пальцы, Колян облизал их и испытал невыразимое дегустаторское наслаждение. Такого умилённого лица, как у него, вероятно, не было даже у девушки из рекламы батончика «Баунти», который, как все знают, райское наслаждение.

Колян позволил себе отвлечься и пробраться по телу Александры выше. Ощупать её вставшие сосочки. Она не только текла снизу, но и всем телом одобряюще реагировала на облапывание.

Что ж, если Колян доставляет ей такое удовольствие, то пора доставить и удовольствие ему тоже. Он решил, что просто чуть-чуть присунет девушке. Она всё равно ничего не узнает, а он почувствует, каково это иметь первый секс с такой вот богиней.

Надрочив хуй, Колян на ощупь стал тыкать его в Александру и несколько раз попал мимо дырочки, но в итоге всадил в самое яблочко и понял, что ему слишком хорошо от этого проникновения. Физические ощущения и эмоции слились в единый взрыв чувств, который грозил вот-вот обернуться оргазмом.

Но Колян сдержался. Он не хотел вот так вот сразу сдаться. Следовало растянуть удовольствие.

Неимоверным усилием, отвлёкшись на какие-то глупости, он смог перебороть оргазм и стал осторожно двигаться в Александре, всё глубже и глубже, хватая её за попку. Колян никогда не думал, что можно испытать такое вот неземное удовольствие. Но это действительно так.

А Александра внезапно принялась стонать во сне. И так сладко это не делала ни одна актриса, ни в одной порнухе.

Сквозь сон девушка закинула руку за спину и приобняла ебущего её Коляна.

— Да-да, ещё. Так, давай.

Он послушался.

— Жёстче, милый.

Колян, конечно, не мог знать, кто ей сниться. Но это не так важно, когда тут пошёл такой секс. Он охотно принялся драть сестру жёстче. Она выгнулась, как кошка, и принялась отвечать ему встречными движениями.

— Ох, да, блядь. Ещё.

Вдруг она как-то испуганно всхлипнула и, кажется, только в тот момент поняла, что происходит.

— Эй, эй! — завозмущалась Александра, пытаясь сопротивляться, но Колян крепко обхватил её за бёдра. Он не собирался останавливаться.

Немного повыпендривавшись, Александра смирилась со своей участью. Дала, так дала. Дороги назад быть не может.

Он покорно перестала сопротивляться и стала стонать ещё выразительнее и сексуальнее. Каждое её встречное движение было в сто раз приятнее, чем любая из фрикций, которые совершал Колян. Он понял, что не в силах сопротивляться наслаждению и вот-вот кончит.

Парень даже думал вынуть из неё член и чуть переждать, но опытная Александра прижала его зад к себе пятками, требуя не прерывать секс.

Колян понял, что член уже не слушается. Сперма застрочила серией выстрелов, словно из пулемёта, заливая нутро Александры. И хотя охватил страх, о последствиях уже было поздно думать. А потому Колян всадил член как можно глубже и максимально наполнил спермой девушку, вливал в неё столько, сколько было необходимо, чтобы внутри будто бы не осталось свободного места.

И лишь когда член полностью опал, сокрушённый женской сексуальностью, Александра аккуратно слезла с кровати и вернулась на своё спальное место.

На следующий день они не обсуждали случившееся, и Александра вообще вела себя так, словно ничего не происходило.

Колян тоже включился в эту игру, а затем девушка уехала.

Но жалеть не приходилось ни о чём. В конце концов, первый секс превзошёл все ожидания, подарил незабываемый опыт и неземное наслаждение. Теперь уже и журнал с псевдо-Орейро оказался не нужен, ведь у Коляна в памяти сохранилось нечто более яркое и сильное.

А затем Александра ему написала короткое сообщение о том, что предстоит обсудить очень необычное семейное положение. Сводный брат выебал и обрюхатил сестру. Что теперь делать?

Колян, признаться, не знал. Но, если Александра готова к продолжению их отношений, он не против любого развития событий. В конце концов, разве может быть кто-то лучше этой сучки?

Её его ответ устроил. Они назначали новую встречу. И, забегая вперёд, надо сказать, что она тоже была незабываемой. Колян нашёл своё счастье, чего желает и всем читателям.

Рейтинг: 96%
Поделиться:

Похожие рассказы

Ненасытный мужик по ошибке обрюхатил сестру жены

Коля, был женат на одной из близняшек по имени Кира. Но после очередной вечеринки дома, ненасытный мужик по ошибке обрюхатил сестру жены, не вытащив вовремя свой член из ее киски.

97%
Родной сын случайно обрюхатил маму и тетку

Развратный секс родственников оставил много сюрпризов. Родной сын случайно обрюхатил маму и тетку, но ни капли об этом не жалел. Ему понравилось трахать как одну сучку, так и другую.

97%
Старшеклассник обрюхатил двух женщин

Гигантский член юного парня был неистово рад двум одиноким женщинам, которые жаждали спермы и отличного траха. Случайная встреча закончилась тем, что старшеклассник обрюхатил двух женщин.

96%
Отец обрюхатил двух дочерей

Отец обрюхатил двух дочерей на новый год. Это произошло внезапно для семьи, но все трое остались довольны. А на будущее у Семёна Степановича большие планы.

85%
Целитель обрюхатил бесплодных женщин

Целитель обрюхатил бесплодных женщин. Они рассчитывали на магический ритуал, но мужчина выбрал классический способ. Правда, забеременели они через рот, но на то она и магия.

95%
Отец насильно обрюхатил дочку

Отец, сильно перевозбудившись в стриптиз-баре и увидев дома мастурбирующую дочку, насильно обрюхатил развратницу, трахнув ее в узкую киску.

83%